Иван Полукаров: "... Не стоит терять время, нужно посвятить его изучению новых методов исследований..."

В сентябре 2018 года инициативе рубрики «Неформат», посвященной авторитетам индустрии изучения общественного мнения, историям их профессионального роста и развития исполняется полтора года. За это время мы беседовали с экспертами федеральных и международных исследовательских компаний. Сегодня же героями серии интервью стали молодые руководители региональных исследовательских компаний Чеснакова Ирина Игоревна, директор агентства стратегического маркетинга "Spezia" (г. Барнаул), Широких Андрей Александрович, руководитель лаборатории маркетинговых исследований Marketing-LAB (г. Краснодар), Полукаров Иван Владимирович, руководитель исследовательского центра «Маркетинга и социологии» (г. Челябинск http://ic-mars.ru/). 

Мы поговорили на тему профессионального становления и развития в  отрасли прикладных исследований, а также попытались найти ответ на вопрос о том, как  действовать региональным исследовательским компаниям в условиях, когда отрасль прикладных исследований находится в зоне серьезных перемен.

(источник фотографии - персональная страница Ивана Полукарова в Facebook, публикуется с разрешения героя) 

 

Вопросы задавала Кормушина Юлия

 

Юлия Кормушина: Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Что привело вас в исследования общественного мнения? Что именно привлекло в этой сфере?

Иван Полукаров: Получилось так, что в исследования привела жизнь. Я поступил на социологию, но никогда не мечтал быть социологом. Скажу так – это была специальность с самой низкой стоимостью обучения в нашем институте. Я родом из малого города в Челябинской области. Был институт, в котором я хотел учиться - самый большой, с молодежной атмосферой. И было не особо принципиально, на какую специальность поступать, главное – учиться в этом университете. Я на несколько специальностей пробовал поступать, но ответ о поступлении на социологию был первым. И я заключил контракт именно на эту специальность. Потом, в процессе обучения, пришел к работе, которой сейчас занимаюсь. Нас – студентов начали привлекать местные маркетинговые фирмы на опросы. А иногороднему студенту всегда очень нужны деньги. Это было очень удобной подработкой. В свободное время, не мешая учебе или еще чему-то, можно пойти и опросить кого-то. А самым интересным было поехать в командировку – получалось приключение и возможность заработать больше денег. После окончания университета и нескольких попыток работы наемным сотрудником, пришло осознание того, что хочу заниматься своим делом. В общем, свободно и самостоятельно формировать рабочий график, и быть ответственным за себя.  

Стартовали мы в 2009 году, а в 2011 голу появилось название «Исследовательский центр маркетинга и социологии» или сокращенно «МАРС». И тогда же началась работа с социологическими компаниями как с заказчиками. Первой компанией – заказчиком был фонд «Социум» (г. Екатеринбург), который очень много помогал нам. За это я особо благодарен А. Е. Долганову.

Ю.К.: Что Вам особенно запомнилось из работы в поле? Приключались ли с вами курьезные и не очень случаи?

И.П.: Их приключалось много, но, к счастью, не со мной. Я слышал разные истории, которые с нашими интервьюерами приключались. И случаи эти были совсем не курьезные. Например, мы по всей области проводим опрос с выборкой более 15 тысяч человек. Естественно, в такой выборке случаются проблемы. А бывают реально страшные истории. Например, какой-то неадекватный гражданин с топором погонится за девочками - интервьюерами, либо кому-то пробьют голову. Бывает, я реально боюсь за интервьюеров. Однажды наши женщины поехали в город Карабаш.  Приходит оттуда сообщение, что наша женщина - интервьюер разбила голову бутылкой местному жителю. А оказалось, что к ней стал приставать пьяный хулиган и пытался отобрать планшет. В этот момент она пила газировку и бутылкой от нее смогла защититься. Вот такой может быть опасной работа интервьюера!

 Самой же типичной проблемой является взаимодействие с полицией.  Мы как представители организации, специализирующейся на опросах общественного мнения, можем, соблюдая Законы РФ, делать это без разрешительных документов. Но нашим правоохранительным органам всегда нужно какое-то особое разрешение, а что это за документ и кто его выдает, пояснить не могут.

А бывает и так, что проводишь исследование про кандидатов, а на маршруте попадается сам кандидат. Причем такое бывает достаточно часто. Бывало и так, что некоторые кандидаты не очень адекватно реагировали. А бывало, наоборот, кандидат говорил: «Я не буду участвовать в исследовании, чтобы не повлиять на результаты. Мое мнение будет нерепрезентативно, то есть, я лицо заинтересованное, и лучше откажусь».

Ю.К.: Расскажите о своей компании?

И.П.: Все работы нашей компании мы разделяем на три вида. Первый – это заказы от федеральных компаний. Мы работаем практически со всеми федеральными и международными исследовательскими компаниями, и не только в Челябинской области. Второй – это местные заказы, в основном бизнес или госструктуры. Здесь помогают новые технологии, а умение их использовать является весомым преимуществом. Плюс конкурентная характеристика – использование грамотной инфографики вместо громоздких отчетов. А третье направление нашей работы – это выборы и политика. Выборы – это, как правило, срочно. И здесь есть возможность заработать, потому что ты нужно сделать все за очень короткие сроки. Соответственно, это должно стоить повышенных денег.

Ю.К.: Как Вы можете охарактеризовать современную отрасль исследований общественного мнения в РФ?

И.П.: Как рассказывают люди старшего поколения из других регионов, в нулевых годах денег в исследованиях было гораздо больше. А сейчас все в регионах деньги считают, все больше выживают, чем развиваются. В общем, отрасль свернуться совсем не сможет, но вариантов развития не много. Либо все уйдет в bid data и «цифру» и регионалы будут делать совсем чуть-чуть в глухих уголках, либо останутся в регионах по крупных две-три компании, но новые специалисты зайти на рынок не смогут, потому что не будет совсем никакой рентабельности. И здесь важно отметить, что с 2009 года, как я стал внимательно наблюдать за рынком, на Sociologos не появилось никаких новых компаний из Челябинской области.

Ю.К.: Чего сегодня, на Ваш взгляд, не хватает российскому рынку PO & MR? Почему?

И.П.: Было бы хорошо и, наверное, я бы всем региональным коллегам желал определиться с федеральными заказчиками, с кем из них работать. То есть, сейчас, есть ряд компаний, с которыми работать не выгодно, но мы с ними работаем, потому что от них ждем хороших проектов в неопределённом будущем. Работать со многими соглашаемся, потому стараемся идти на встречу, откликаться на просьбу помочь. Когда отказываешь, обращаются к конкурентам и, более того, есть риски для деловой репутации. К сожалению, со стороны московских коллег бывает и неуважительное, высокомерное отношение с подтекстом, что они платят нам деньги, причем в таких случаях деньги совсем небольшие, и могут требовать за пределами условий технического задания и адекватности.

Немаловажно и то, что среди населения до сих пор присутствует недоверие к механизмам проведения опросов. И здесь должна быть система некой сертификации, хотя бы работы интервьюера. Если подходить системно то, это, в первую очередь, профильное обучение, а также официальный документ об окончании такого обучения и допуске на осуществление такой деятельности.  

Также хочется достучаться до людей, которые создают анкеты продолжительностью более получаса, да еще со сложными для восприятия вопросами. Хочется, чтобы перед тем, как маркетинговые анкеты запускают, менеджеры или аналитики присылали видео реального пилотажа на реальных респондентах, как они просят респондента, условно говоря, оценить по степени лояльности сосиску по 52 характеристикам, насколько она яркая, инновационная, лидирующая и прочее. Порой в поле это перерастает в абсурд - респонденты не понимают вопроса и отвечают, лишь бы скорее закончить. И мы никак не можем влиять на искренность респондента.

Ю.К.: Что пожелаете выпускникам, планирующим стать социологами или исследователями, молодым специалистам в области маркетинговых исследований?

Наверное, все наши методы «динозавров», на которых мы сейчас деньги зарабатываем, достаточно простые, изучить их несложно, что-то останется, а что-то совсем отойдет в небытие. Поэтому тем, кто учится, надо нарабатывать компетенции и, в первую очередь, компетенции аналитиков. Уже сегодня все больше и больше информации могут собирать роботы. И, соответственно организаций, которые проводят социологические исследования в «поле», собирают и обучают интервьюеров, нужно будет все меньше и меньше. Не стоит терять время, а посвятить его изучению новых методов, которые участники рынка, еще не знают.