К чему приведет «оцифровка» исследовательской отрасли

Автор: Роман Шалимов, "Tochka Rosta Research&Testing "

Источник: Research&Trends 

Эта небольшая заметка написана под впечатлением от статьи Павла Лебедева «Закат исследовательского бизнеса, каким мы его знали». Я согласен с Павлом касательно упомянутых им тенденций. Однако хотелось бы дополнить его тезисы несколькими соображениями. Для четкости картинки, так сказать.

О цифре

То, что рисеч становится цифровым, - бесспорный факт, как и то, что традиционный рисеч будет съеживаться. Это – очевидно. Достаточно открыть любой номер «Research World» или «Research and results», и все станет ясно.

И если знакомишься с кем-то из новых зарубежных коллег, то они под словом research подразумевают уже именно online research. Я помню, как на прошлогодней конференции Esomar Best of Russia Олег Дембо (О+К) рассказывал о сокращении числа клиентов в результате слияний, а также про сокращение бюджетов. После чего вышел президент Esomar Дитер Корчак (Dieter Korczak), речь коего также изобиловала выражениями типа «тяжелые времена» и «сокращение бюджетов». А представитель «Лаборатории Касперского», компании, оборот которой на минуточку больше, чем вся наша отрасль, вышел и назвал всех присутствующих продавцами виниловых пластинок в цифровую эпоху.

Есть над чем задуматься. Пейджинговые компании в свое время (и недавно ведь!) вынесло похожим образом. Мы явно имеем дело с парадигмальным сдвигом. Со времен Мертона и Гэллапа ресечеры занимались не фиксацией факта, а в основном, сбором данных о том, что помнит о некоем факте респондент, или что он думает относительно объекта исследования. Что неизбежно вводит «человеческий фактор» внутрь механизма исследования со всеми вытекающими. Любые попытки фиксации спонтанных реакций и попытки заглянуть "в подсознанку" - лишь способ нивелировать парадигмальный недочет. Ну и дальше по цепочке: работая с интерами, мы должны этот фактор умножить на два, c DP и отчетностью (там тоже люди работают) - «умножить на три».

Любой, кто скажет, что это не так, обманывает, как минимум, самому себя.

Мы видим, как железной поступью приходит онлайн-эпоха с ее краудсорсингами, онлайн-бордами, social buzz-измерениями. И как она дает здоровенного пинка традиционному рисечу. Если сегодня заказчик захотел исследование, он привычно брифует тех, кого привык брифовать, потом, собрав предложения, будет принимать решение, потом месяц уйдет, собственно, на сам рисеч, то завтра… завтра это будет не так. Большая часть запросов для того же U&A будет решаться тем, что с утра она/он зайдет в свой собственный MROC и к вечеру будет иметь данные, или залепит сам/а анкету при помощи Surveymonkey...

Это сокращает рынок традиционного рисеча и кивать на меньшую, чем где-то еще пенетрацию Интернета в России бесполезно.

Казалось бы, настает время онлайна, и ликуй, о, Шашкин!

Но тут где-то далеко заворочался огромный огнедышащий дракон и как выбегалловский кадавр уставился мутным глазом на маленькую и смешную в смысле мирового ВВП отрасль исследований. Это ИТ-индустрия: Facebook, Google и др. Они сейчас бодро анонсируют свои проекты по сервисам в области исследований рынка. Так, что говорить, что будущее Шашкина будет совсем уж безоблачным также не приходится. Повоевать, Саша, придется! Ну да я в тебя верю.

Читать дальше